Новое на сайте:
1. К составлению русского антропонимического атласа 2. Биография Е. Ф. Данилиной 3. Содержание сборника «Ономастика Поволжья» (Саранск, 1976) 4. Антропонимы в песенном творчестве народов коми 5. Древнерусские топонимы, произведенные от мужских собственных имен с йотованной основой
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»



Ф. И. Гордеев (Йошкар-Ола)
О происхождении гидронима Волга


Вопросу о происхождении названия реки Волга посвящено немало работ. Однако до сих пор мы не имеем убедительных доказательств по этому поводу.

В основном имеется два противоположных взгляда, выдвинутых, с одной стороны, славистами, с другой финно-уграми.

Наиболее популярной до настоящего времени была гипотеза о восточнославянском происхождении гидронима Волга – от славянского влага, ср. д. русск. волога, отсюда волглый «сырой, влажный»1. На несостоятельность этого и других предположений о славянском характере названия реки Волги, которых около десяти, указано в специальной работе И. С. Улуханова, появившейся недавно2. Однако И. С. Улухаиов, ошибочно выделяя в анализируемом нами слове Волга топоформант -га, которого в данном случае в действительности нет, утверждает, что в настоящее время «...следует считать наиболее аргументированной гипотезу об угро-финском происхождении слова Волга3, хотя этимологических соответствий ему из живых финно-угорских языков он не приводит.

Правда, на финно-угорский характер гидронима Волга указывали и до него. Одни связывали его со словом valk- «белый, светлый» (ср. фин. valkea «белый», эст. valge «белый, светлый», морд. М. валда и Э. валдо «свет, светло», мар. Л. В. волгыдо, Г. валгыды), друrие – с марийским названием Волги Юл4. Развитие слова Волга из Юл «Волга» фонетически невозможно объяснить.

Всем известно, что этимология названий, какие бы они ни были по своему характеру и происхождению, не может строиться на основе изолированного анализа одиночных наименований. Иными словами, мы всегда должны исходить из закона ряда топонимов, который, на наш взгляд, удачно сформулирован В. А. Никоновым: «Названия никогда не существуют в одиночку, они всегда соотнесены друг с другом. Чтобы выяснить происхождение названия, необходимо прежде всего понять, что оно возникло не изолированно, а лишь в определенном ряду других названий»5.

К сожалению, все предшествующие нас исследователи, касаясь истории возникновения названия реки Волги, проходили мимо этого важнейшего закона ряда топонимов, в результате-чего они пришли к разным и весьма противоречивым неубедительным выводам.

Стоит только взглянуть на карту нашей Родины, как нетрудно заметить, что основные притоки реки Волги и многие речные названия в ее бассейне балтийского происхождения. Приведем некоторые из них:

Ветлуга – левый приток Волги (в Кировской, Костромской, Горьковской областях и в Марийской АССР). От этого же гидронима происходит и название города Ветлуга в Горьковской области (пристань на берегу одноименной реки). Название Ветлуга сложного образования, состоит из Вет (ср. Вет, Веть, Вит – левые притоки Десны6) + луга; ср. балтийский гидроним Laukesa из laukas «поле», как балтийское заимствование представлено и в марийском языке – олык «луг».

Карнай – приток Ипсара в Мордовии, впадающего в реку Алатырь; д. Карай в Волжском районе Марийской АССР, ср. Карна, Корна приток Ипути, Сожи в Гомельской области; речные названая лит. Karnupe, др. прусск. Karnithen.

Немда – приток Вятки (в Марийской АССР и в Кировской области), левый приток Волги (в Костромской и Ивановской областях). Ср. Немда – левый приток Сева и Десны, из балтийск. *Невда< ne + uda «вода».

Ока – правый приток Волги и Уфы, ср. латш. ака «источник, колодец», лат. aqua «вода», герм. ahwo7.

Уфа – река в Башкирии, н. п. Уба в Волжском районе Марийской АССР, Упа – приток Оки; ср. лит. upa «река», латш. upe «ручей»8.

В эту же группу следует отмести и названия реки Волги. Речные названия типа Волги широко представлены в Приднепровье, в Латвии, Литве, на тех территориях, которые в отдаленном прошлом были заняты балтоязычными (по культуре балановскими) племенами, но на которой никогда не было и не могло быть финно-угорского населения. Ср. Волка – левый приток Морочи, правый приток Случи, левый приток Припяти, реки в Литве Valka, др. прусск. Valken, латш. valka «текущий ручей», «заболоченное место», лит. valka «лужа».

Балтийские гидронимы с компонентом Волка встречаются и на правобережной стороне реки Волги. Например: д. Шелаболка (марийское же ее название Солаболка (Горномарийского района Марийской АССР < Солаволка < сола – гидроним (ср. Соля – правый приток Днепра, Сола – река, впадающая в Лубанское озеро в Латвии – лит. sala «остров», др. прусск. salus «ручей») + волка.

Распространение балтоязычных гидронимов на территории Волго-Окского междуречья связано с появлением балановских племен во II тысячелетии до нашей эры со стороны юго-запада (Приднепровья). Они проникают в западные районы Татарской АССР (бассейны рек Свияги, Карлы, Цильны9), в Марийскую АССР10.

Так во II тысячелетии до нашей эры финно-пермская языковая общность была расколота древними балтами-носителями балановской культуры па две части: на финскую, из которой впоследствии оформились прибалтийско-финские языки, и на волжско-пермскую, давшую в дальнейшем развитии марийский, мордовские, муромский и пермские (удмуртский, коми) языки. В это время в волжско-пермские языки проникают балтийские слова, например:

мар. Л, В могыр, Г монгыр < общемар. *монгор «спина», коми-зыр. мыгор «фигура, туловище», удм. мугор «тело»: лит. mugura «спина», латш. nugara;

мар. Л, В шурно, Г шурны «зерно, хлеб (в поле)» < общемар. шурна,* морд. Э сюро «зерно», М сёра, латш. мн. ч. rudzi, лит. мн. ч. rugiai, т. д.11.

Особенностью рассматриваемого гидронима Волга является то, что он в настоящее время чужд языкам первоначальных обитателей Поволжья, в частности, марийцам, мордве, несколько позднее появившимся чувашам, татарам, башкирам. Волжские народы имеют свои собственные наименования для этой реки:

1. Map., Л, В Юл, Г Йыл «Волга»: в топонимах Иола: д. Иоласал Горномарийского района Марийской АССР (< сола «деревня» из балтийск.: лит. sala «деревня», «остров», латш. sala, др. исл. salr «комната, дом» мн. ч. «жилище», русск. село). Общемарийская форма этого слова может быть реконструирована в виде *Йола «Волга», ср. фин. jаlа: Sarajala «море» в фольклоре12. В общефинно-угорское время оно (*jala) выступало со значением «река», о чем свидетельствуют соответствия из родственных языков: коми-язьв. Йула «река»; йула дорса «около реки», йу «река»13, мар. (Одошнур) йу. Рассматриваемое нами слово *йала подверглось определенным фонетическим изменениям: ф/у *йала > йола > йула > йу. Данное слово является индоиранским заимствованием эпохи финно-угорского языка – основы, сскр. jala «вода»14.

2. Чув. Адал «Волга», тат. Идель, каз. тат. idil, чаг. ädil «большая река; река Волга»; башк. изел «большая река», уйг. jадыл «разливаться»15.

Кирг., каз., тат. ылга, тат. елга «река»16 и финно-угорское *йала «река» не следует рассматривать па одном этимологическом уровне, так как тюркский вариант слова, по-видимому, непосредственно не восходит к индоиранскому источнику, а представляет какое-то иранское заимствование, если мы не имеем дело со случайным совпадением.

Из анализа видно, что тюркские и марийский народы первоначально реку Волгу называли просто обычным именем существительным «река», впоследствии перешедшим в имя собственное.

Исключение составляет мордва, которая Волгу называет особым словом Раво (Рав). Б. Коллиндер его относит к индоевропейской группе заимствований, не конкретизируя языковой принадлежности, ср.: сскр. srava «поток», греч. ροη «река», лат. srava «течение, ноток»17, X. Якобсон18, В. Георгиев19, А. К. Матвеев20 и многие другие причисляют в круг ираноязычных топонимов – через реконструируемое прамордовское *Раго этимологически связывают с авест. Ranha, вед. Rasa «сырость, влажность, жидкость», хотя мордовский язык не знает случаев развития h через g в v в иранских заимствованиях.

По нашему мнению, мордовское Раво (Рав) «Волга» следует интерпретировать как балтийский гидроним, ср. Раво – правый приток Березины со своим притоком Рава, реки в Литве Ravai, Ravas, Ravaupis21; Рава – название нескольких рек в бассейне Вислы, Белоруссии22. О. Н. Трубачев связывает его со словацким riava, rava «горный поток» дако-румын, reu из латин. rivus «ручей»23. По всей вероятности, этот гидроним следует рассматривать на одном ирано-балто-славянском уровне. Тем не менее его наличие в Поволжье никак не может быть связано с появлением и распространением славян по двум обстоятельствам:

Во-первых, балто-славянское единство, если оно действительно существовало, в чем многие исследователи сомневаются, «...уходит вглубь III тысячелетия до н. э., после чего контакт надолго нарушается»24. Появление же балтов, или носителей балановской культуры, в Поволжье датируется лишь II тысячелетнем до н. э.25.

Во-вторых, славяне проникают в Поволжье лишь в начале нашей эры26.

На территорию Польши, Белоруссии гидроним Рава мог быть занесен древними пруссами, о чем говорит и прусское происхождение речного названия Вислы (< Wizla), куда впадает Рава. Тем же путем, следует полагать, были занесены чешск. Vlha – название реки в бассейне Эльбы и польск. Wilga – название реки в бассейне Вислы.

Что же касается фонетической близости реки Волги с названиями Бологое, Вологда, Волхов, то упомянутые последние гидронимы либо туда перенесены фиино-уграми, либо мы имеем дело со случайным совпадением. Примеров внешних совпадений в языкознании, ономастике немало. Например: Балканы – горы па одноименном полуострове (из тур. balkan «большая, высокая горная цепь, поросшая лесом», чаг. balkan «горный хребет»27, Балхаш – озеро в Казахстане (из тат., казах., алт. балкаш «болотистая местность, покрытия кочками; кочки на болоте»28.

Однако то, что гидроним Волга балтийского происхождения, отнюдь не указывает на то, что волжско-финские и волжско-тюркские племена не были знакомы с данным названием. Присутствие наименования Волга в составе этнонима булгары (болгары) «общее название древнего языка тюрков Булгарского государства (V–VIII вв. и. э.)» свидетельствует о том, что в языках вышеупомянутых племен бытовало и слово Волга. Ср. болгар < болга «Волга» + ар «человек, люди»): чув. ар «муж, мужчина, супруг», в других тюркских языках äр, ер, иp29), букв, «волжский народ». Название булгар представляет фонетически видоизмененный вариант этнонима болгар (< общетюркск. *о > у30). Волжские тюрки могли усвоить слово Волга от волжскофинских племен, растворившихся в тюркоязычной среде.

Следует полагать, что слово Волга в русском языке восходит к волжскофнскому источнику, к той финно-угорской среде, которая принимала участие в этническом сложении предков русского народа – в частности, к мере, муроме.

Итак, гидроним Волга балтийского происхождения.


Сокращения

алт. – алтайский язык
башк. – башкирский язык
греч. – греческий язык
д. – деревня
дако-румын. – дако-румынский
др.-исл. – дренеисландский язык
др. прусск. – древнепрусский язык
др. русск. – древнерусский язык
каз. тат. – казанский диалект татарского языка
казах. – казахский язык
латш. – латышский язык
латин. – латинский язык
лит. – литовский язык
мар. Л – луговой диалект марийского языка
мар. В – восточный диалект марийского языка
мар. Г – горный диалект марийского языка
морд. М – мокша-мордовский язык
морд. Э – эрзя-мордовский язык
Одошнур – говор деревни Одошнур Тоншаевского района Горьковской области
польск. – польский язык
русск. – русский язык
сскр. – санскритский язык
тат. – татарский язык
тур. – турецкий язык
уйг. – уйгурский язык
ф/у – финно-угорский
фин. – финский язык
чаг. – чагатайский язык
чешек. – чешский язык
чув. – чувашский язык
эст. – эстонский язык


Сноски

1М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Том 1. М., 1964, стр. 336–337; А. Векслер. Откуда произошло название «Москва». – Вопросы и ответы, № 1 (182), январь. М., 1966, стр. 44-48.

2И. С. Улуханов. Происхождение названия Волга. Изучение географических названии. М., 1966, стр. 105–107.

3Там же, стр. 107.

4См. об этом: М. Фасмер, указ. раб., стр. 336–337; В. А. Никонов. Краткий топонимический словарь. М., 1966, стр. 87.

5В. А. Никонов Введение н топонимику. М., 1965, стр. 34.

6Балтийские гидронимы и их этимологии нами приводятся по работе: В. И. Топоров и О. Н. Трубачев. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поволжья. М., 1962, стр. 180–213.

7Сравнительная грамматика германских языков. Том I. М., 1962, стр. 54.

8См. об этом: Ф. И. Гордеев. Балтийская гидронимия Волго-Окского междуречья. – Конференция по топонимике Северо-Западной части СССР. Рига, 1966, стр. 103–106; В. П. Филин. Образование языка восточных славян. М.-Л., 1962, стр. 132–134.

9А. X. Халиков. Археологические исследования института языка, литературы и истории КФАН в 1957–1960 гг. в Татарской АССР. – Вопросы истории Татарии, Казань 1962, стр. 257.

10Очерки истории Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1965, стр. 17–18.

11См. об этом подробнее: Ф. И. Гордеев. Балтийские и иранские заимствования в марийском языке. – Происхождение марийского народа. Йошкар-Ола, 1967, стр. 185.

12B.Collinder. Fenno-Ugric Vocabulary. Stockholm, 1955, стр. 141.

13В. И. Лыткин. Коми-язьвинскнй диалект. М., 1961, стр. 122.

14Ф. И. Гордеев. Заметки по марийской этимологии. – Вопросы финно-угорского языкознания. Вып. IV. Ижевск, 1967, стр. 81.

15В. В. Радлов. Опыт словаря тюркских наречий. Том I. стр. 957, 1509; там же, том III, стр. 211.

16В. В. Радлов, указ. раб., том. IV, стр. 97.

17Б. Коллииндер, указ. раб., стр. 135.

18H. Jасkоbsоhn. Arier und Ugrofinnen, Göttingen, 1922, стр. 239.

19В. Г. Георгиев. Исследоваания по сравнительно-историческому языкознанию. М., 1958, стр. 253.

20Л. К. Матвеев. Древнеуральская топонимика и ее происхождение. – Вопросы археологии Урала. Вып. 1. Свердловск, 1961, стр. 136.

21Lietuvos TSR upiu ir ezeru vardynas. Vilnius, 1963,стр. 133–134.

22В. А. Никонов. Краткий топонимический словарь. М., 1966, стр. 348.

23О. Н. Трубачев. Новые этимологические словари славянских языков. – Вопросы языкознания, 1958, № 4, стр. 135.

24Б. В. Горнунг. Из предыстории образования общеславянского языкового единства. М., 1963, стр. 100; его же. К дискуссии о балто-славянском языковом и этническом единстве. Вопросы языкознания, 1958, № 4, стр. 61.

25П. И. Третьяков. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М.--Л.. 1966. стр. 108.

26П. П.Третьяков, указ. раб., стр. .402–303.

27М. Фасмер, указ. раб., стр. 116.

28Там же.

29В. Г. Егоров. Этимологический словарь чувашского языка. Чебоксары, стр. 30.

30Д. Г. Киекбаев. О передвижении гласных в башкирском языке. – Ученые записки Башкирского пединститута. Вып. VIII, серия филологическая, № 2. Уфа, 1956, стр. 224.


Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья. – Ульяновск, 1969. – С. 122–129.

Дата размещения на сайте: 7.04.2014