Новое на сайте:
1. Топонимия Нижнего Новгорода – г. Горького 2. Т. А. Исаева 3. Ономастика в Костромской области: прошлое и настоящее 4. Некоторые вопросы эрзя-мордовской антропонимии 5. В. Н. Куклин
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»



В. Н. Куклин (Саранск)
Некоторые вопросы эрзя-мордовской антропонимии


[стр. 73] Вопросы мордовской антропонимии до сих пор все еще недостаточно освещены исследователями. Можно назвать работы В. Майнова, И. Н. Смирнова, А. А. Гераклитова, П. Д. Степанова, Айме Кяхрик [1]В. Майнов. Очерк юридического быта мордвы, СПб, 1885, стр. 4–13; И. Н. Смирнов. Мордва (историко-этнографический очерк), Казань. 1895, стр. 6–10; А. А. Гераклитов. Арзамасская мордва (по писцовым и переписным книгам XVII–XVIII вв.). – Ученые записки Саратовского госуниверситета, том. VIII. Вып. 11, Саратов, 1930, стр. 16–18 и др.; П. Д. Степанов. Некоторые вопросы этнографии мордвы. – Исследования по истории; этнографии и археологии Мордовской АССР, «Труды», Выпуск XXX, Саранск. 1966, стр. 193–194, 198, 204; Айме Кяхрик. Об эрзянских микротопонимах, ж. «Советское финно-угроведение», № 1, Таллин, 1969, стр. 31–35., которые только частично затрагивают вопросы мордовских имен. Некоторые данные по антропонимии можно почерпнуть в работах Н. Ф. Мокшина [2]Н. Ф. Мокшин. О мордовско-марийских этнических связях (по данным религиозных верований). – Этногенез мордовского народа, Саранск, 1965; Религиозные верования мордвы, Саранск, 1968., посвященных дохристианским религиозным верованиям мордвы. Наибольший интерес представляет его статья «Старинные мордовские имена» [3]Н. Ф. Мокши н. Старинные мордовские имена. – Литературная Мордовия (Альманах), № 25, Саранск, 1961, стр. 111–114., в которой дан список более четырехсот древних мордовских имен.

В настоящей статье приводятся материалы полевых исследований автора в этнографической экспедиции 1968 года по эрзя-мордовским селениям Б .-Березниковского, Б.-Игнатовского и Ичалковского районов Мордовской АССР, чтобы выявить смысловое значение некоторых антропонимических компонентов у мордвы-эрзи в историческом аспекте.

История происхождения уличных наименований чрезвычайно важна, ибо изучение этого вопроса дает в какой-то мере представление об эволюции личных имен, о переходе прозвищ в личное имя и фамилию.

До настоящего времени в сельской местности почти каждый житель, кроме, фамилии и инициалов, еще имеет уличное название своего дома и семьи, произносимое в быту. На эрзя-мордовском языке уличное наименование дома называется кудо лем, в буквальном переводе «дом имя», то есть «имя дома».

Среди множества уличных названий в селе особенно большой процент занимают такие названия, основу которых составляет личное имя далекого предка, бывшего когда-то во главе своей семьи. Так, например, в с. Гузынцы (Б.-Березниковский р-н) Н. П. Федяшкин носит уличное имя Андреенькань, образованное от личного имени деда – Андрея. Я. В. Полин (1889 г. рожд.) имеет родовое имя Ларькань. А оно перешло по наследству от дедушки, [стр. 74] которого при крещении в церкви нарекли Илларионом. Односель¬чане деда звали Ларька, а сына прозвали Ларька Вася. Имя Ларька впоследствии закрепилось и стало родовым, домашним именем, т. е. кудо лем – Ларькань.

Следует сказать, что в с. Гузынцы проживают крупные «гнезда» родственных семей, имеющих одну фамилию, но с разными кудо лем. В селе много семей Калмыковых, а подворные наименования они имеют совершенно различные: Степань, Кошонь, Вешань,3ахаринькань.

Нередко бывало и так, что многие «гнезда» родственных семей носили одинаковое родовое имя, оставшееся от личного имени предка. В с. Ичалки (Ичалковский р-н) несколько семей (родных братьев) Морозовых назывались по-уличному Багунь Гара, Багунь Вася, Багунь Варлам, Багунь Митрофан. Наименование Багунь осталось в наследство от главы рода по имени Баго. Измененное строение имени с присоединением к нему личного имени наследника дало впоследствии уличное название каждой семьи в отдельности, отделившихся от главного рода.

Несколько семей Куклиных имели родовое прозвище Шошонь, названных от имени деда Шошо. Домашнее название Шошонь твер¬до сохранилось и у тех семей, которые отделившись от основного рода, переселились в поселок Степановку и деревню Крутая Гора, расположенные в 3–5 километрах от с. Ичалки.

Эти данные показывают, что в эрзянских селениях до настоящего времени отмечается параллелизм в именах сельских жителей. Одни имена официальные, закрепленные письменным удостовере¬нием личности, обязательны для всех жителей. Другие существу¬ют неофициально, употребляются односельчанами в повседневном общении.

Вот еще несколько эрзя-мордовских домашних наименований, произведенных от личных имен глав семей:

Фамилия семьи (настоящая)Имя предка (право-славное)Народный вариантРодовое уличное названиеНазвание населенного пункта в МАССР
СлугинаЛеонидЛекаЛекуньканьс. Дигилевка (Б. Березниковский р-н)
НуянзинаЕфремЭхемЭхемканьТам же
НикитинСавелийСавкаСавканьс. Гузынцы (Б. Березниковский р-н)
ЛедяйкинТихонТишкаТишкиньс. Паракино (Б. Березниковский р-н)
ТихоновГригорийДригоДригориньканьс. Киржеманы (Атяшевский р-н)
ТабаковыПрокофийПрокоПроконьс. Вармазейка (Б. Игнатовский р-н)
БаушкиныГлебКлебКлебоньТам же
РусскиныИгнатийИгнатИгнатееньканьТам же


Из таблицы видно, что уличное наименование явно произошло от народного варианта имени, которое в свою очередь произносили [стр. 75] в таком искаженном виде, что зачастую едва ли можно узнать бывшее личное имя предка. И сейчас еще в мордовском селе Савелий зовется Савка, Григорий – Дриго, Герасим – Гара, Алексей – Але, Илларион – Ларька, Леонид – Ляо, Ляко и т. п.

В мордовском кудо леме отчетливо выступают кровнородственные связи, оставшиеся с периода патриархально-родовых отношений.

Еще несколько веков назад мордовская семья представляла собой крупную хозяйственную ячейку, состоящую из нескольких родственных семей. Это была большая патриархальная семья, во главе которой находился старейший член семьи – отец или трудоспособный дед. «На почве установившейся отеческой власти, – писал И. Н. Смирнов, – складывалась у древней мордвы родовая организация. Союз лиц, связанных кровным родством, представлял собой, кажется, единственную общественную форму, известную древней мордве» [4] И. Н. Смирнов. Мордва (Историко-этнографический очерк), Казань, 1895, стр. 161..

В каждом населенном пункте обычно проживало несколько отдельных родов.

Имя главы семьи переходило по наследству и становилось родовым наименованием. По нему односельчане узнавали родственные связи жителей населенного пункта. И если при встрече на улице незнакомого человека спрашивали – «Тон кинь?» – «Ты чей?», получали ответ: «Мон Шошонь Миконь», т. е. «Шошкина Николая!». Спрашиваемому становилось ясно, что этот незнакомец из своего села, из рода Шошонь, но из семьи Николая. А род Шошонь на селе существует с давних пор, и его все знали.

В уличном наименовании проявляется преемственность рода, который продолжается и существует в последующих поколениях. Память о родоначальнике выступает как в языке, так и в быте мордвы. Еще и сейчас на кладбищах существуют отдельные похоронные места (калмо тарка) у каждого рода для своих родственников. Эти места не называются по фамилии, а именуются по-уличному названию дома: Шошонь, Биберушкань, Кузёонь, Матякшунь, Листарунь, Артань, Хедосинь (с. Ичалки).

Приведенные антропонимические данные достоверно показывают, что источником уличного наименования – кудо лем у мордвы в основном было имя главы рода или семьи, произносимое в народе в измененном виде. Уличное название могло произойти от прозвища, данного по особенностям характера, занятиям, внешним признакам и др. С течением времени имена и прозвища из личных превращались в фамильные и переходили по наследству, обеспечивая устойчивое положение на определенное время (чаще всего на 3–4 поколения). Но нередки и такие случаи, когда уличное название одного предка могло бытовать весьма продолжительный период.


Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья. 2. – Горький, 1971. – С. 73–75.

Дата размещения на сайте: 20.11.2019