Новое на сайте:
1. Содержание 1-го тома сборника «Ономастика Поволжья» (Ульяновск, 2017) 2. Резолюция XVI Международной научной конференции «Ономастика Поволжья» 3. К составлению русского антропонимического атласа 4. Биография Е. Ф. Данилиной 5. Содержание сборника «Ономастика Поволжья» (Саранск, 1976)
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»


Н. Ф. Мокшин (Саранск)
Мордовская дохристианская антропонимия


Мордовская дохристианская антропонимия до сих пор изучена недостаточно. До последнего времени не был составлен даже более или менее полный перечень мордовских личных имен, что, естественно, тормозило их исследование. Специально рассмотрению вопросов мордовской антропонимии посвящена статья автора данных строк, в которой делается попытка объяснить происхождение некоторых мордовских личных имен1. К статье приложен список более четырехсот мордовских антропонимов, составленный автором на основе изучения документов и материалов по истории Мордовской АССР2, а также фольклорных источников и этнографического материала, собранного в экспедиционных поездках. К настоящему времени мной собрано более тысячи мордовских личных имен.

Исследование мордовской антропонимии, как антропонимии любого другого народа, представляет большой научный интерес. Оно, в частности, может помочь при изучении вопросов, касающихся топонимии мордвы, а в связи с этим и ее расселения, так как многие мордовские дохристианские личные имена, подобно личным именам других народов, легли в основу тех или иных названий мест, где проживало в прошлом или проживает в настоящее время мордовское население. Эти географические названия обычно древнее аналогичных названий, происшедших от христианских имен.

С течением времени многие мордовские топонимы постепенно подвергались русской фонетической и морфологической адаптации, например, с помощью суффиксов -ово, -ево, -ино, -ин(ка) и др. Так. мордовский антропоним Алтыш лежит в основе названия села Алтышеао (Чув. АССР), Кадыш – с. Кадышево (Ульян. обл., Морд. АССР), Кельдюш – с. Кельдюшсво, Mapecь – сс. Маресево. Большое Маресьево, Азрапа – с. Аарапино (Горьк. обл.), Кочкур – сс. Кочкурово (Морд. АССР, Горьков. обл.), Кечуш – с. Кечушево, Вечкус – с. Вечкусы, Полдяс – сс. Полдясово, Судось – с. Судосево, Сыресь – сс. Мордовские Сыреси, Береговые Сыреси (Морд. АССР), Сыреси (Чув. АССР) и т. д.

Мордовские антропонимы нередко обнаруживаются не только в наименованиях населенных пунктов, но, например, и в речных и озерных названиях, которые у мордвы, как правило, состоят из слова, обозначающего реку, речку – лей (по-эрзянски), ляй (по-мокшански) или озеро – эрьке (по-эрзянски), эрьхке (по-мокшански) и опеделителя, стоящего на первом месте и подчас представляющего собой антропоним: Кудаш-лей (Кудаш) Каба-лей (Кабай), Аляма-эрьке (Алемай) и т. п.

Дохристианские имена в настоящее время мордвой почти забыты, так как в ходе христианизации, начавшейся с середины XVI в., среди нее стали распространяться церковные имена. Разумеется, в мордовских языках, подвергшись соответствующей адаптации, они стали звучать несколько иначе. Например, имя Федор приняло в эрзянском языке форму Кведор, Филипп – Квилё, Фома – Кома, Федосья – Кведо, Фёкла – Кекла, Марфа – Марква, Ефросинья – Окро, Ннкнфор – Микикор, Николай – Миколь, Харитон – Каритон, Заxap – Закар, Агафья – Ога, Аксинья – Окся, Арина – Орё или Оряй, Акулина – Околь, Елена – Олё или Олёна, Авдотья – Олдо или Олдай, Дарья – Дарё, Мария – Марё, Анисья – Ансё, Василиса – Васё, Матрена – Матрё, Наталья – Наталь, Лукерья – Лукирь и т. д.

Однако мордовские дохристианские имена не исчезли бесследно. Большая часть их продолжает сохраняться в ряде современных мордовских фамилий: Кирдяшов, Кирдяшкин – Кирдяш; Кудашов, Кудашкин – Кудаш; Учватов, Учваткин – Учват; Нуянзин – Нуянза; Коломасов, Коломаскин – Коломас; Казеев, Казейкнн – Казей; Сураев, Сурайкии – Сурай; Кемаев, Кемайкин – Кемай; Тингаев, Тннгайкин – Тингай; Янгаев, Янгайкии – Янгай; Пнксаев, Пиксайкин – Пиксай; Суродеев, Суродейкии – Суродей; Кильдюшов, Кильдюшкин – Кильдюш; Симдяиов, Симдяйкин – Снмдян; Вирясов, Виряскин – Виряс; Ведяшов, Ведяшкнн – Ведяш; Пивцаев, Пивцайкин – Пивцай; Резаев, Pезайкин – Резай; Кежватов, Кежваткин – Кежват; Кулясов, Куляскин – Куляс и др.

Как же возникли эти и им подобные мордовские фамилии?

Они появились в связи с христианизацией. Русские священники-миссионеры, давая во время крещения христианское имя тому или иному мордвину, фамилию его, которая записывалась в церковных документах, производили от личного имени его отца – «язычника» по образцу русских фамилий на -ов, -ев, -ин, -(к)ин. Сын Кирдяша становился Кирдяшовым или Кирдяшкиным (от Кирдяшка-о), сын Кудаша – Кудашовым или Кудашкиным (от Кудашка-о), сын Мареся – Маресьевым или Мареськины (от Мареська-о), сын Кочемаса – Кочемасовым или Кочемаскиным (от Кочемаска-о) и т. д.3

Некоторые мордовские антропонимы до настоящего времени бытуют в качестве названий родственных групп (кудоюртонь лемть), состоящих из того или иного количества отдельных, родственных семей, ведущих свое происхождение от одного общего предка, который в свое время носил дохристианское имя. Так, на вопрос «Тон кинь?» («Ты чей») в эрзянском селе Иванцево Горьковской области можно получить ответ: «Кежаинь» (от Кежай), «Лямаинь» (от Лямай), «Бубушкань» (от Бубуш) и т. д. Подобное явление можно наблюдать и в других как эрзянских, так и мокшанских селах.

Среди дохристианской мордвы имели хождение не только самобытные, чисто мордовские, личные имена, но и имена, заимствованные мордвой от других народов. Среди заимствованных много дохристианских, нехристианских древнерусских, русских имен, встречаются также антропонимы тюркского происхождения. Эти имена в мордовских языках, как позднее и христианские имена, воспринятые также от русских, в той или иной степени изменяли свой облик, приспосабливались к особенностям мордовского произношения, словоизменения и словообразования. Проникновение древнерусских, русских дохристианских, нехристианских имен в мордовскую среду могло начаться в довольно раннюю эпоху (с I тысячелетия н. э.), во II тысячелетии н. э. русско-мордовские связи укрепились. Из наиболее популярных русских нехристианских, самобытных по происхождению, имен, имевших хождение среди мордвы, можно назвать следующие: Несмеян, Любим, Назван, Бурнай, Поздей, Чудай, Ждан, Гуляй, Малка, Девятка, Радай, Надежка, Дурай, Дурнай, Буди, Милуш, Первуш, Жадей, Живай, Петай и др. Многие из этих имен также составили основу современных мордовских фамилий.

Довольно широкое распространение имели среди дохристианской мордвы антропонимы тюркского происхождения, которые воспринимались мордовским населением в результате его контактов с тюркозычными еще домусульманскими, а затем и мусульманскими народами и, в первую очередь, с татарами. Это имена Булай, Чембулай, Чалмай, Сабай, Китай, Мемей, Ногай, Селеват, Сюлдюк, Казанчей, Бичура, Ямаш и др.

О происхождении собственно мордовских личных имен в определенной степени можно судить по смысловому значению их основы, которая могла обозначать или свойства характера ребенка (Кежай, Кежут, Кежапа, Кежеват, Кежедей от кежей – «злой»; Кутяй от кутявиця – «щекотливый»; Веляй от велиця – «вертлявый»; Паруш от паро – «хороший» и т. д.), или выражать отношение к ребенку, чувства родителей (Вечкас, Вечкус, Вечкан, Вечкуш, Вечкомас, Вечкай, Вечковат, Вечкенза от вечкемс – «любить»; Алтыш от алтамс – «обещать»; Учай, Учват, Учесь от учемс – «ждать»; Казей, по-видимому, от казнемс – «подарить»; Инжай, Инжеват – от инже – «гость» и т. п.), или место рождения ребенка (Кудаш, Кудас, Кудай от кудо – «дом»; Ошай, Ошас, Ошапа, Ошесь от ош – «город»; Паксяй, Паксют, Пакстян от пакся – «поле»; Виряй, Виряс, Вирдян от вирь – «лес» и т. п.), или время рождения ребенка (Видяй от видемс – «сеять»; Нуят, Нуянэа, Нуякша от нуемс – «жать»; Пивцай от пивцемс – «молотить» и т. д.).

Встречаются имена с основами, происшедшими, очевидно, от названий животных, птиц, деревьев и пр. (Пиняй, Пиняс от пине – «собака»; Карагай, Каргаш от карго – «журавль»; Пичай от пиче – «сосна»; Тумай от тумо – ««дуб» и т. д.).

Таким образом, по принципу своего происхождения мордовские антропонимы очень сходны, например, с русскими. Однако не все имена легко поддаются расшифровке. Есть целый ряд мордовских антропонимов, смысловое значение которых определить трудно, так как они дошли до нас в русский записи и, вероятно, подверглись на протяжении веков фонетической и морфологической адаптации (Червов, Арэют, Антяс, Азрапа, Чекулай, Кутор, Ацапа, Кичат, Начар, Тенякша, Чиндяс и др.).

Из-за того, что государственные документы царские власти оформляли обычно на мужское население, в русских документах и материалах о мордве обнаруживается очень мало женских имен, как-то: Мака, Нахя, Паштеня, Цебарка. По фольклорным источникам известны следующие женские имена: Литова, Саманька, Сыржа, Акамка, Мазярго, Паё, Снальтё, Атюта, Нуяль, Кастуша, Цеца, Сэняша, Витова, Канёва, Элюва, Кирдява, Виртява, Сиямка, Люкщамка, Васяльга, Азравка, Сирява, Стирява, Утяша и некоторые другие.

Отмечу в заключение, что мордовские, как эрзянские, так и мокшанские, антропонимы имели, в основном, одинаковое хождение среди обеих этнических групп мордвы4.


Сноски

1Н. Мокшин. Старинные мордовские имена. – Альманах «Литературная Мордовия», 1961, № 25. Вернуться к тексту

2Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т. I, ч. I. Саранск, 1940; т. I, ч. II – 1951; т. II – 1940; т. III, ч. I – 1939; т. III, ч. II – 1953. Вернуться к тексту

3Известно, что я прошлом русские личные имена, а по их типу и мордовские, писались, а также произносились русскими нередко с уменьшительным русским суффиксом -ка (о). В русских летописях и актах часты написания русских имен типа – Любимка (о), Нежданка (о), Осташка (о), Первушка (о), млн мордовских – типа Вечкушка (о), Вешутка (о), Коломаска (о), Инжайка (о), Учайка (о), Кудайка (о), Судоська (о), Пуреська (о) и др. Вернуться к тексту

4Но существовали и такие имена, хотя и немного, которые были в ходу среди эрзи или только среди мокши. Например, антропонимы, происшедшие от эрзянского слова вечкемс – «любить» (по-мокшански кельгомс) – Вечкан, Вечкут, Вечкенза, Вечкус, Вечкуш, Вечкомас, Вечковат – были распространены только среди эрзи.



Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья. – Ульяновск, 1969. – С. 59–64.

Дата размещения на сайте: 20.02.2009