Новое на сайте:
1. Содержание 1-го тома сборника «Ономастика Поволжья» (Ульяновск, 2017) 2. Резолюция XVI Международной научной конференции «Ономастика Поволжья» 3. К составлению русского антропонимического атласа 4. Биография Е. Ф. Данилиной 5. Содержание сборника «Ономастика Поволжья» (Саранск, 1976)
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»


Н. Ф. Мокшин (Саранск)
«Мокша» в гидронимии, этнонимии и антропонимии


[стр. 16] Как известно, некоторые объекты среды обитания этносов настолько органически связываются с их жизнедеятельностью и самосознанием, что становятся этническими символами. Таковы реки Волга у русских, Днепр у украинцев, Неман у литовцев, Висла у поляков, горы Арарат (Масис) у армян, Сион у евреев, Фудзияма у японцев и т. п. К числу, пожалуй, наиболее выразительных примеров, аргументирующих этот вывод, можно отнести и реку Мокшу (правый приток Оки), гидроним которой трансформировался позже в этноним мордвы-мокши, ныне одного из двух субэтносов, составляющих мордовский этнос. Именно Примокшанье было той историко-экологической нишей, где складывалась эта этническая общность и где протекали основные этапы ее истории.

В свое время нами было высказано предположение, что указанный гидроним восходит к санскритскому термину мокша (moksha), означающему «проливание, утекание, освобождение», т. е. этимологически является не мордовским и не финно-угорским вообще, а индо-европейским1. Предположение это согласуется с археологическими и лингвистическими исследованиями2, подтверждающими факт проживали отдельных групп индоевропейцев в областях, заселенных предками финно-угров, и не вызвало по меньшей мере пока альтернативных точек зрения.

От гидронима Мокша позднее произошел ряд топонимов (Мухша – один из улусных центров Золотой Орды, располагавшийся на р. Мокше; Мокшак – ныне райцентр в Пензенской области; Мокша – разъезд в Ковылкинском районе Мордовской АССР и др.), а от этнонима – немалое число неофициальных (традиционных) этнотолонимов, обозначавших мокшанские населенные пункты. Так, на территории МордовскоЙ АССР к ним относятся: Мокшенъ Авгара, Мокшень Пою, Мокшень Куженя, Мокшень Ювня, Мокшень Пимбур, Мокшень Масканя, Мокшень Баймак, Мокшень Вочкеня, Мокшень Коламаэ, Мокшень Кара веле и др. В официальных документах все они определены не просто как мокшанские, а как мордовские (Мордовские Авгуры, Мордовская Паевка, Мордовская Поляна, Мордовские Юнки, Мордовский Пимбур, Мордовское Мас[стр. 17]кино, Мордовское Баймаково, Мордовское Вечкенино, Мордовское Коломасово, Мордовское Корино и др.).

Скорее всего этнонимическими по происхождению можно считать и ряд личных имен, наиболее ранним письменно засвидетельствованным из которых является имя Мокший3. Так звали одного из киличеев великого князя Псковского Дмитрия Ивановича (Донского). Анализ имен и отчеств мордвы, сохранившихся в документах русского делопроизводства XVI–XVII вв., свидетельствует о бытовании в ее среде нескольких личных имен, произведенных от этнонима мокша: Мокша, Мокшоват, Мокшай, Мокшан, Мокшанец. Обнаружены татарские эпитафии с собственным именем Мухши, Мокша, Мохшеват4.

Мордовское имя Мокший, как и другие имена аналогичного типа, произведенные от этнонима мокша, составили впоследствии основы ряда фамилий, часть которых поныне бытует .не только среда мордвы, но и русского населения, что говорит о мордовском происхождении их первоначальных носителей: Мокшабаев, Мокшадеев, Мокшаев, Мокшазаров, Мокшакин, Мокшанин, Мокшанкин, Мокшанов, Мокшанский, Мокшанцев, Мокшеев, Мокшин.

Примечания

1Мокшин Н. Ф. О теониме Мокошь, гидрониме и этнониме Мокша // Ономастика Поволжья. Вып. 4. Саранск, 1976. С. 331. Вернуться к тексту.

2Бадер О. Н. Бассейн Оки в эпоху бронзы. М., 1970. С.145–146; Кнабе Г. С. Словарные заимствования и этногенез // Вопросы языкознания, 1962, № 1. С.65–66. Вернуться к тексту.

3Патриаршая или Никоновская летопись // Полное собрание русских летописей. T. XI. M., 1965. С. 69. Вернуться к тексту

4Юсупов Г. В. Антропонимы в булгаро-татарской эпиграфике // Личные имена в прошлом, настоящем, будущем. М., 1970. С. 250; Он же. Булгаро-татарская эпиграфика и топонимика как источник исследования этногенеза казанских татар // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья, Казань, 1971. С. 222–223. Вернуться к тексту


Данная статья опубликована в сборнике: Шестая конференция по ономастике Поволжья 26–28 сентября 1989. Конференция посвящена памяти известного советского ученого В. А. Никонова (1904–1988) – основателя Поволжских ономастических конференций. Тезисы докладов и сообщений. – Волгоград, 1989. – С. 16–17.

Дата размещения на сайте: 11.12.2014