Новое на сайте:
1. Содержание 1-го тома сборника «Ономастика Поволжья» (Ульяновск, 2017) 2. Резолюция XVI Международной научной конференции «Ономастика Поволжья» 3. К составлению русского антропонимического атласа 4. Биография Е. Ф. Данилиной 5. Содержание сборника «Ономастика Поволжья» (Саранск, 1976)
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»



Э. М. Мурзаев (Москва)
Географическая семантика некоторых тюркских топонимов


В географической номенклатуре тюрко-монгольских стран нередки такие собственные названия, этимологии которых кажутся простыми, но не оправдываются географическими реалиями. Это вызывает сомнение в достоверности формальных переводов и требует ревизии. Нужны поиски удовлетворительных решений не только с точки зрения лингвистов, по и географов.

Иллюстрируем примерами: 1) Часты в номенклатуре Средней Азии Кашкасу, Кашкабулак, Кашкадарья, Кашкатау, Кашкакум, где кашка – «лысый». Но как можно себе представить лысую воду, лысый источник? В этом нет смысла и географической логики. В названиях Кашкатау, Кашкакум, Кашкаашу значение «лысый» вполне оправданно. Кашкатау точно соответствует русскому «голец». Кашкакум – «голые, перевеваемые пески, не заросшие растительностью». У туркмен нередко – Аккум. Кашкаашу – «обнаженный, открытый перевал». Можно ли оправдать перевод названия Кашкабулак, как не заросший растительностью источник? Мы знаем, что как раз у места выхода подземных вод всегда развивается растительность. По всей вероятности, правильнее предположить два варианта объяснения слова кашка в гидронимах: а) лысый – в смысле прозрачный, чистый; б) пересыхающий, голый. Это требует аргументации. Второе значение объяснил А. И. Попов, когда привел целый ряд параллелей из разных языков, главным образом из финно-угорских, в которых в марийском кокша – лысый, кукшо – сухой, куаш – мелко; у коми куш – пустое, голое место. Сравним: Кошкозеро или Сухозеро, Коськасьявр – сухое озеро и др.

По известная река Кашкадарья в Узбекистане оказывается не имеет никакого отношения и к этому ряду. Данный гидроним возник по другой закономерности, типично народно-этимологической. Его исходная форма – иранский топоним Кеш-и-руд, т. е. «река города Кеш» (ныне Шахрисябз).

2) В Джунгарской Гоби, на южной границе Монгольской народной Республики протянулся высокий пустынно-степной хребет, монгольское имя которого звучит Байтаг-Богдо-уул. Основа здесь тюркская бай + таг, дальше тибетское (и монгольское) богдо – «святой, священный»; монгольское уул – «гора». Байтаг – как-будто легко перевести – «богатая гора». Но одновременно В. В. Радлов дает казахское баитак – обширный, широко раскинутый, просторный, что вполне подходит к характеристике этого хребта.

3) А вот несколько более сложный вопрос. В тюркской оронимии нередко можно встретить, казалось бы, неоправданные названия отдельных вершин или перевалов такого типа: Караайгыр, Бозайгыр, Акбайтал. Что это такое? Почему гора носит название – «черный жеребец», а перевал – «белая молодая кобыла»? Г. К. Конкашпаев остроумно предложил: «Айгыр – жеребец, в составе сложного географического названия приобретает значение – большой». (Словарь казахских географических названий, Алма-Ата, 1963, стр. 134). Такое объяснение подкупает своей логичностью и простотой.

Но как быть со словом байтал в топонимах? В словаре, географических названий Киргизии (1962) оно неоднократно упоминается: Байтал, Байтал-Баши, Ак-Байтал, Ала-Байтал и т. д. Одновременно встречается и другой вариант: р. Сары-Бия в бассейне Карадарьн. Можно ли во всех случаях считать, что байтал соответствует значению «кобыла», а айгыр значит – «жеребец»? Мне кажется, что на этот вопрос ответить не просто без специального изучения. Нет ли и в данных примерах народной этимологии? Нельзя ли видеть в байтал слово «тал, ива, тальник»? На этот вопрос не берусь ответить. Но противоречия между общепринятыми этимологиями и географическими реалиями налицо.

Очевидно, что народная этимология была свойственна топонимике в течение всех исторических эпох. Это видно хотя бы из «Дивана...» Махмуда Кашгари, который объяснял гидроним Иртыш из эртишмак – кто быстрее перейдет. Странная и неоправданная этимология. Нельзя забывать, что Иртыш не одинок в таком гидронимическом ряду: Иртыш, Иргиз, Иркут, Иро, Ирсу, Иркуль. Вспомним турецкое ирмак – «река», узбекское ирмок – «приток реки». Иртыш в монгольском произношении Зрчис, Эрцис; окончание уже связано с кетским гидронимическим термином.

4) Интересен также анализ значения числительных в составе топонимов. В Средней Азии они встречаются довольно часто: Джетысу, Пенде, Пяндж, Учтаган, Учкурган, Пянджикент, Чарджоу, Чарбаг, Алты-Кудук, Алты-Кунгей, Еды-Адымлар, Джеты-Огуз, Джеты-Сандык, Долон (монг. – «семь»), Тогуз-Торау, Онбир-Джилга, Мин-Булак, Мин-Теке, Мин-Куш и т. д. и т. д. Кто знает, из скольких рек образуется Джетысу или Пяндж? В литературе можно встретить много вариантов ответа на такой вопрос, и ни одного убедительного. Какие четыре протоки дали основание назвать город Чарджоу? Именно какие и сколько впадин образуют урочища Джеты-Сандык в Киргизии или Еды-Адымлар в Туркмении? Большей частью это праздные вопросы. Разве можно подсчитать тысячу родников в местности Мин-Булак, тем более тысячу птиц в тяньшанской долине Мин-Куш или тысячу кочующих диких козлов в горах Мин-Теке? В большинстве случаев такие количественные топонимы указывают на порядок величин: великое множество, обилие, некоторое число, несколько. Но иногда же количественный показатель точно определяет число объектов. Так, в Туркменских Каракумах известен колодец Екедже – «одинокий, единственный». Но если со временем рядом выроют второй, а название, как это часто бывает, сохранится прежнее, то оно превратится в обычный числительный топоним. Его семантика уже не будет соответствовать слову, а подскажет другую формулировку: какое-то малое число. Произойдет смысловой сдвиг.


Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья. – Ульяновск, 1969. – С. 101–104.

Дата размещения на сайте: 23.05.2010