Новое на сайте:
1. Содержание 1-го тома сборника «Ономастика Поволжья» (Ульяновск, 2017) 2. Резолюция XVI Международной научной конференции «Ономастика Поволжья» 3. К составлению русского антропонимического атласа 4. Биография Е. Ф. Данилиной 5. Содержание сборника «Ономастика Поволжья» (Саранск, 1976)
Уважаемые коллеги! Присылайте свои статьи, с которыми вы участвовали в конференциях «Ономастика Поволжья», и они будут размещены на сайте. Это сделает ваши идеи доступнее более широкому кругу специалистов. Мой эмейл – в подвале странице (наведите курсор на слово e-mail, и он высветится). Также вы можете связаться со мной через страницу в Фейсбуке: Ономастика Поволжья.

Статьи из сборников «Ономастика Поволжья»



В. А. Никонов (Москва)
Космонимия Поволжья


[стр. 373] Космонимы – названия космических объектов. Разве есть космонимия поволжская или сибирская, или прибалтийская? Конечно, космонимия как раз особенно ярко убеждает, что для всей ономастики верен тезис: название, каждое название, не присуще называемому объекту, а прикреплено к нему человеческим, обществом и характеризует не столько сам объект, сколько называющих. Все названия космических объектов даны с Земли и отражали земное. Охотничьи племена дали созвездию название Стрелец, скотоводческие – заселили небо табунами коней. На небо перенесены сани, коромысло, даже старый лапоть: у южной части удмуртов созвездие Корона (оно же Северный венец) называлось Исьникут-кизили – кизили 'звезда', исьникут 'изношенный лапоть'
[1].Г. Верещагин. Вотяки Сосновского края. – «Записки Русского географического общества по отделению этнографии», т. 14, вып. 2. СПб., 1886, стр. 198.

Космонимы древни. Они отразили и сохранили следы былых представлений человечества о мироздании; они могут многое рассказать о давнем укладе жизни, о прежних передвижениях народов и их связях.

Как по-разному увидели различные народы один и тот же космический объект, показывают названия Млечного пути. Для одних он – Лыжный след, для других – Серебряная река, Путь вора соломы он же Тропа змеи, Спина бога, Щетина на спине, Дорога душ, Где волочили медведя, Песчаная река, Чумацкий шлях, Дорога в Иерусалим (Рим, Киев и пр.). В польской работе по космонимии приведена сотня названий Млечного пути
[2]М. Gfadуszеwa. Wiedza Ludowa о gwiazdach, Wrocław. 1960, стр. 223–225.
, и это лишь малая часть (пропущены многие и из приведенных здесь). При таком многообразии названий (даже в пределах одного языка называют по-разному) случайное совпадение названий его у соседних народов невероятно. А в Поволжье не у двух и не у трех, а у большинства народов-соседей названия Млечного пути семантически однородны. Тюркские: татарское Киек каз юлы 'диких гусей путь', башкирское Каз юлы и чувашское Хуркайнак суле – с тем же этимологическим значением; финно-угор[стр. 374]ские; марийское Кайыккомбо корно – то же, эрзянское и мокшанское Каргонь ки 'журавлиный путь', у мокши также и Нармонь ки 'птичий путь'. Легко предположить, что соседи переняли космонимы друг у друга. Чтобы определить, у кого из них оно исконно, нужно выяснить, как называется Млечный путь в родственных им языках. Тут ждет неожиданность. У финнов-суоми Linnunrata, у эстонцев Linnunree тоже значили «птичий путь»; оно сохранилось у коми и в диалектах мансийского языка; у венгров после их переселения на Дунай оно еще держалось несколько столетий
[3].J. Erdödi. Finnisch-ugrische Gestirnnamenf. – «Annales Universitatis Scientlarum Budapestiensis. Philologica», t. 8. Budapest, 1968, стр. 109 и 111.
В тюркских языках названия с тем же значением известны у казахов, киргизов, туркмен. Обнаружилось поразительное единство от финнов Балтики до киргизов Тянь-Шаня, которые нигде не соприкасались. Значит, далекие предки и тюркских, и финно-угорских народов либо произошли от одного источника, либо в тесном длительном контакте обитали рядом. На флангах расселения тех и других возобладали идеи космонима из тех субстратных языков, на которые напластовались тюркские (турецкий, азербайджанский, частично и другие приняли «ближневосточную» идею «путь вора соломы») или финно-угорские (ханты и манси усвоили «сибирскую» идею «лыжный след»).

Калмыки, пришедшие в Нижнее Поволжье только в XVII в., удержали общемонгольскую идею названия Млечного пути «небесный шов» – Тенгрин Уйдл.

В Поволжье соперничают различные названия Большой Медведицы; некоторые из них очень древние, хотя на Волгу принесены в разное время. Основных семантических групп названий этого созвездия у народов Поволжья четыре:

 ЛосьКовшПовозкаСемерка
Финно-угорск.
Эрзянск.
Мокшанск.
Марийск.

Тюрск.
Чувашск.
Татарск.
Башкирск.

Монгольск.
Калмыкск.

Русск.
Диалекты



Шордо










Лось

Покш кече
Карьхкя тяште
Кугу коркашудыр


Алтар çăлтăр







Ковш














Телега






Çич çăлтăр
Жидегән йолдыз
Етегән йондоз


Долан бурхн

[стр. 375] Несомненно, очень ранним является название Большой Медведицы с этимологией «лось», «олень». В названиях Большой Медведицы эта идея господствует на огромных пространствах Севера у народов, теперь чрезвычайно отдаленных друг от друга. Эскимосы называют это созвездие Тунгтувахлъяк «большой дикий олень», аналогично и обские угры; на пути между ними следы такого названия есть в тунгусских языках. И в северных русских диалектах Большая Медведица – Сохатый, т. е. «лось». В языках Поволжья таково название Большой Медведицы у марийцев – Шордо-шудыр «лось-звезда». Космоним Лось, зафиксированный и в русских говорах Горьковского Заволжья, несомненно, связан с марийским. Знаком ли этот космоним южней и где его граница – никто не изучал.

Ясно происхождение названий этого созвездия у башкир и татар, связывающее Поволжье с юго-востоком и югом. Они содержат идею «семь» – по количеству наиболее ярких звезд Большой Медведицы (сегодня астрономы знают в этом созвездии массу звезд, но названия созвездий возникали за тысячелетия до телескопов). В тюркcких языках это Семь ханов, Семь архаров (архар 'горный баран'), Семь разбойников или просто Семерка; в монгольских – Семь старцев, Семь богов (калмыцкое – Долин бурхн), Семь маралов.

Если истоки этих названий Большой Медведицы в Поволжье понятны, как периферия обширных массивов, лежащих вне Поволжья, то трудней с семантическим типом «ковш». Таково одно из марийских названий этого созвездия Кучу-коркашудыр, мокшанское Карьхкя-тяшьте, эрзянское Покш-кече. И то же этимологическое значение имело название этого созвездия в чувашском языке этой семьи: Пысăк Алтăр çăлтăр. Известен и русский космоним Большой Ковш, территориальное распространение которого никем не очерчено; поэтому аналогичные названия (например, у ительменов и др.) могли быть заимствованы от русских.

В русских говорах Нижнего Заволжья (на стыке Куйбышевской и Саратовской областей) зарегистрировано название Большой Медведицы – Телега. Это вариант одного из древнейших ее названий «повозка, колесница». Как полагают, оно возникло в Передней Азии, откуда пришло к грекам (упомянуто в «Одиссее»), а от них к римлянам и распространилось у народов Европы, в том числе и у славян. В украинском языке космоним Воз жив и сегодня; украинское заселение Нижнего Заволжья с конца XVIII в. могло принести туда это значение. Однако не исключено, что Телегу принесла северная струя заселения (старообрядцы, ушедшие на Иргиз из Нижегородского Заволжья, где мог сохраниться архаичный космоним). Исследователям из Куйбышева и Саратова предстоит найти исторический источник этого названия в левобережье.

[стр. 376] Приведенное Г. Верещагиным название Большой Медведицы у южных удмуртов Кузьбыжо-кизили «длиннохвостое созвездие»
[4]Г. Верещагин. Вотяки Сосновского края. – «Записки Русского географического общества по отделению этнографии», т. 14, вып. 2. СПб., 1886, стр. 198.
, может быть, перекликается с одним из эрзянских названий того же созвездия Кечепило (кече ‘ковш’, пуло ‘хвост’), сведения о котором, к сожалению, недостаточны. Если бы эта смутная параллель подтвердилась, она прибавила бы знаний о былой общности волжской и пермской групп финно-угорских языков. На протяжении последних столетий не было никаких прямых контактов между мордвой и удмуртами.

Скопление звезд в пограничной зоне созвездия Тельца в астрономии принято называть Плеяды; невооруженный глаз видит тут 6–9 звезд, Галилей в первый телескоп увидел 36, в современные телескопы – сотни. В языках мира пестры названия этой звездной группы с яркой звездой в центре: «наседка с цыплятами», «гроздь», «7 звезд», «7 сестер», «группа женщин», «множество», «коровье сердце» и другие, у осетин – «сборище нартов, пирующих вокруг бочки вина»; случайность совпадения в двух языках явно исключена. В минувшем столетии у южных удмуртов записано Серъпужкизили ‘редкое решето звезд’
[5]Г. Верещагин. Вотяки Сосновского края. – «Записки Русского географического общества по отделению этнографии», т. 14, вып. 2. СПб., 1886, стр. 198..
, по другой записи – Шерпужкизили
[6]Г. Н. Потанин. Очерки северо-западной Монголии, т. 4. СПб., 1883, стр. 729.
; и у чувашей одно из двух названий этой группы звезд – Ала çалтар ‘решето звезд’. Оба языка принадлежат к разным языковым семьям, в которых названия Плеяд несходны, так что чувашская и южноудмуртская параллель, видимо, возникла уже в Поволжье, а не принесена предками тюрок и финно-угров. Общетюркское название Плеяд – Ülker
[7]G. Clauson. Early Turkish Astronomical terms. – «Ural–Altaische Jahrbücher», v. 35, F. D. Wiesbaden, 1964, стр. 354.
(казахск. и киргизск. Юркер, чувашск. Ĕлькер
[8]Впрочем, «Чувашско-русский словарь» под ред. М. Я. Сироткина (М., 1961, стр. 96) относит этот космоним равно к Плеядам и Ориону. Как обстоит дело в действительности?.
), этимология которого спорна (предложены значения ‘засада’, ‘разделение’, ‘продушина’ и др.). Название Плеяд в эрзянском языке – Веле ‘деревня’ или ‘рой’, но бытовало и Сисем-озяст ‘семь воробьев’
[9]Г. Н. Потанин. Очерки северо-западной Монголии, т. 4. СПб., 1883, стр. 730.
. Значение «решето», «сито» в марийском названии Шоктэ-шудыр и финском Seulaset еще не указывает исконности финно-угорского происхождения, встречаясь в космонимии весьма отдаленных народов: Курчлю в кумыкском (тюркской семьи) языке Дагестана и там же у аварцев – Цалко; эти семантические параллели позволяют предположить кальки русского источника; такое значение космонима широко распространено в русском, польском, балтийских и других языках, которым, как и дагестанскому, трудно было заимствовать его от финно-угорского. Пока для решения недостаточно данных. В русских говорах Поволжья [стр. 377] разновременно записано несколько названий Плеяд: Утиное гнездо – в бывш. Нижегородской губернии (параллель – «наседка с цыплятами, квочка» в говорах Украины, Польши, Словакии и др.), а с другой стороны Попова семья – в бывш. Чебоксарском уезде; называли и Стожары, как во многих других местностях России, но не от «100» и «жар», а от диалектного стожар ‘ограда вокруг стога’. В словаре В. И. Даля указано с пометой «симбирское» название Висожары.

Из отдельных звезд прежде всего привлекает внимание Полярная – единственная «неподвижная» во всем сомне звезд над Поволжьем, меняющих свое положение на протяжении ночи и на протяжении года: она одна всегда указывает на север с точностью достаточной, когда не знали компаса. Как неподвижный центр, вокруг которого вращаются звездные табуны, она у скотоводческих народов вызывала образ кола с привязанными к нему лошадьми и кружащимися за ними разбойниками, стремящимися их украсть. Этот небесный кол у тюрок железный, с непосредственным образным представлением. Это общетюркское название темир казкы, приведенное Махмудом Кашгарским, сохранилось у башкир и татар, как и у большинства тюркоязычных народов. У монголов этот кол золотой (напр., у калмыков Алты һасн – это результат переработки прежних представлений уже религиозной системой (золотой кол вбит самим богом). У чувашей вместо тюрко-монгольского кола словари указывают иное название Полярной звезды – только çурçер çăлтăрĕ ‘северная звезда’. Значит ли это, что чувашский язык, готовый раньше других отколоться от общетюркского единства, сохранил более древнее название? Скорей, наоборот, чувашское название Полярной звезды появилось позже. Оно могло возникнуть самостоятельно, а могло быть калькой с русского или субстратного, т. е. финно-угорского; решить это нельзя, пока не собраны народные названия у чувашей и финно-угорских народов Поволжья. У финнов она называется Pohjantähti ‘северная звезда’, с тем же значением у коми, но у эрзи записано Валго теште ‘светлая звезда’.

Космонимия Поволжья могла бы помочь в поисках ключа ко многим историческим загадкам, и, пожалуй, еще важней, чем ответы, – поставить новые вопросы.

На беду космические названия, драгоценные для историков, этнографов, лингвистов, у нас не только не изучены, а и не собраны. Огромная работа по сбору космонимов проведена в Польше под руководством покойного Казимира Мошиньского, многочисленные карты приложены к упомянутой книге М. Гладышевой. В Венгрии опубликованы карты названий Млечного пути на территории этой страны
[10]L. Màndoki. Straw Path. – «Acta Ethnographica», XIV, n 1–2, Budapest, 1965.
. Такая работа у нас не только не развернута, но и не начата. Хотя на I и II Поволжских ономастических [стр. 378] конференциях эта задача поставлена, но дело пока не сдвинулось с мертвой точки, за единственным исключением – выполнено исследование Н. X. Максютовой по космонимии башкир.

Интерес к космосу теперь всеобщий. Названия космических объектов стали постоянными на страницах всех газет. А двуязычные словари, даже крупнейшие, не признали их. В большом русско-башкирском словаре под редакцией К. 3. Ахмерова
[11]Русса-башкортса һүзлек. М., 1964.
нет ни Плеяд, ни Ориона, ни одной планеты – не вспомнили даже о Венере. В русско-марийский словарь под редакцией И. С. Галкина
[12]Русско-марийский словарь. М., 1966.
проникли только 3 космонима, как и в русско-калмыцкий словарь под редакцией И. К. Илишкина
[13]Русско-калмыцкий словарь. М., 1966.
, и в новый русско-чувашский словарь под редакцией И. А. Андреева и Н. П. Петрова
[14]Русско-чувашский словарь. М., 1971.
. В четырехтомном русско-татарском словаре под редакцией Н. К. Дмитриева
[15]Русча-татарча сүзлек, т. I–IV. Казан, 1955–1959.
нет даже Полярной звезды (ни на Полярную, ни на звезду). То же самое в русско-эрзянском словаре под редакцией М. Н. Коляденкова и Н. Ф. Цыганкова
[16]Русско-эрзянский словарь. М., 1951.
и в русско-мокшанском словаре, составленном С. Г. Потапкиным и А. К. Имярековым
[17]Русско-мокшанский словарь. М., 1951
.

На упрек за невнимание к коомонимии один автор многих исследований по мордовским языкам возразил: «А у нас их в не было, – наши предки жили в лесах, на звезды не глядели» (правда, он молодой и горожанин). Приведенные даже в этой статье примеры убеждают, что он неправ. Предки мордвы видели, знали и называли многие космические объекты. Кроме приведенных здесь, некоторые эрзянские космонимы собрал М. Е. Евсевьев. Среди них – Курцят-палкат и Ведь-кандома тяшть, это названия Пояса Ориона (3 яркие звезды, составляющие у многих народов отдельное созвездие), оба со значением «коромысло»
[18]М. Е. Евсевьев. Эрзянь-рузонь валкс. М., 1931, стр. 74.
, так же, как у марийцев и чувашей. Допустим, это могло быть калькой с русского, но записано и другое мордовское название для той же группы звезд – Пигэ ‘собака шайтана’. У южных удмуртов Г. Верещагин записал название этой звездной группы Джек-кун кизили, которое этимологизировал ‘ножки стола созвездие’
[19]Г. Верещагин. Вотяки Сосновского края. – «Записки Русского географического общества по отделению этнографии», т. 14, вып. 2. СПб., 1886, стр. 198.
. Если Г. Верещагину удалось найти удмуртские названия стольких космических объектов, даже не самых значительных (напр., упомянутый Исникут-кизили ‘изношенный лапоть’ – созвездие Северный венец), то едва ли скудней была и космонимия мордвы или марийцев.

Конечно, у народов, которые дольше финно-угорских вели кочевой образ жизни, космонимия богаче. У калмыков кроме соз[стр. 379]вездий названы и все видимые простым глазом планеты: Венера – Басн, Марс – Мингмр, Сатурн – Бемб, Юпитер – Пурвэ. Названы планеты и у тюркоязычных народов. Для Венеры древнетюркские памятники знали названия Севит и Чолпан, документированные с XIV в. и живые поныне: татарск. Чолпан, башкирок. Сулпан, каракалпакск. Шолпан и т. д. Наличие в турецком языке формы Чобан навело на объяснение коcмонима как «пастушья звезда» – по звуковому сходству с нарицательным чабан ‘пастух’, но это ошибочно: новейшие исследования рассматривают турецкое Чобан как «испорченное» из Чолпан
[20]G. Clauson. Указ. Соч., стр. 361; приведя это название, автор тут же замечает, что «связь между Венерой и любовью – совсем не тюркская идея» и, видимо космоним заимствован.
, очевидно, в результате переосмысления. М. Рясянен предполагает случайное звуковое сближение
[21]R. Räsänen. Versuch eines etymologisches Wörterbuchs der Türksprachen. Helsinki, 1969, стр. 112, 115.
. Кроме того, у тюркских народов распространилось и арабское название той же планеты – Зухра, ставшее и личным женским именем, нередким, например, у башкирок и татарок. Некоторые языки сохранили два различных названия для Венеры в ее утреннем и вечернем появлении (напр., осетинский), возникшие, когда еще не знали, что это одна и та же планета. Какие из этих названий Венеры сохранились в Поволжье? Известны и древнетюркские имена других планет: несколько названий Марса, в том числе «медная стрела», Меркурий – Арцу (космоним связывали с персидским словом арцу ‘желание’, но в персидском языке Марс никогда так не называли); древнетюркские памятники употребляли 2 названия Сатурна, 2 названия Юпитера, из них одно и сейчас живет в некоторых тюркских языках – Каракуш, буквально ‘черная птица’ (наименование орла-беркута). Есть ли эти или другие названия у народов Поволжья?

Материал этот, драгоценный для истории, этнографии, языкознания, исчезает на глазах: школа, печать, радио, охватывая все население, широко распространяют космонимы, принятые в науке. Еще не так давно даже у русских в Поволжье название Большая Медведица было достоянием только узкого слоя интеллигенции, сегодня оно оттеснило прежние. В двуязычных словарях стали обычны: Большая Медведица – Бадзым Медведица; Полярная звезда – Полярной кизила
[22]Русско-удмуртский словарь. М., 1956, стр. 435, 762.
, Полярная звезда – Полярный шудыр
[23]Русско-марийский словарь, стр. 540.
. А Марс все народы Поволжья теперь знают преимущественно под этим именем. Процесс этот прогрессивен и, несомненно, будет нарастать. Но, прививая научную терминологию, нельзя допустить, чтобы заменяемые космонимы бесследно погибли для науки. Их необходимо собрать повсеместно. Сбор космонимов Поволжья должен быть развернут в каждой авто[стр. 380]номной республике и области преподавателями и силами студентов, используя их поездки домой на каникулы, выезды диалектных экспедиции. Конечно, это нелегкая задача, требующая подготовки. Названия каких космических объектов можно собрать? Всюду знают Млечный путь. Как его называют? Могут употреблять особые названия и для частей, его (В. И. Даль, например, указывал, что некоторые русские говоры знают название Косари – в «голове» Млечного пути).

Все знают и Большую Медведицу. Где, кто и как называют ее? Где в Поволжье проходит южная граница космонима Лось? Каков ареал космонима Телега и его происхождение? Названия Большой и Малой Медведиц обычно парны, но возможно и раздельное наименование их.

Не подсказывая, необходимо выявить, какие другие названия созвездий еще памятны. Были же древнетюркские названия Водолея и Волопаса, записано удмуртское название Северного венца, у других народов есть названия для Ориона, Весов, Скорпиона, Рыб и других созвездий. Имеют свои многочисленные космонимы такие группы звезд, как Плеяды, Пояс Ориона и т. п. внутри «канонизованных» наукой созвездий.

Особенно важно учитывать, что не для всех одинаковы границы созвездий, сама группировка звезд в созвездиях различна у многих народов. Не говоря уже о народах отдаленных, даже у украинцев отмечены созвездия, не совпадающие ни с какими известными на астрономической карте
[24]D. Tschizewskij. Aus der astronomischer Onomastic. – «Annuaire de l Institut de Philologie et d’Historie Orientales et Slaves», XVIII. Bruxelles, 1968, стр. 423.
. В Поволжье такие случаи пока не обнаружены, но это еще не значит, что их нет. Возможно, следы их еще где-нибудь сохранились и кому-то удастся их найти.

Из отдельных звезд, конечно, прежде всего известная Полярная, самый постоянный ориентир. Знают Сириус, самую яркую звезду северного полушария (в финском языке для нее есть название Koirantahti ‘собачья звезда’; у казахов – Жарлак жулдыз ‘яркая звезда’), Вегу (альфа созвездия Лиры), Арктур, Альдебаран. Трудно сказать, названия, каких звезд удастся записать в Поволжье. Становятся известными не всегда самые сильные; звездное небо воспринималось как целостная картина, и заметной оказывалась звезда не за особую яркость, а по ее роли в сюжете картины. Так, у казахов названы 2 звезды Малой Медведицы – беловатая Ак боз ат ‘белый мерин’ и синеватая Кок боз ат ‘сивый мерин’; на Украине записано название Мышь для небольшой звездочки Алькор.

Надо узнать, называют ли планеты Венеру (и знают ли, что вечерняя и утренняя – одна, а не две), красноватый Марс, а, возможно, Меркурий, Сатурн, Юпитер.

[стр. 381]Нет ли названий для периодических «звездных дождей» метеорных потоков, сквозь которые проходит земля (августовские Андромедиды, ноябрьские Леониды и др.).

Конечно, необходимо отличать имена собственные от нарицательных, не смешивая космонимы (название определенного космического объекта) с терминами астрономии, обозначающими «звезда», «планета», «комета», «метеор» и пр. При сборе желательна запись легенд, связанных с космонимом.

Методы опроса и записи хорошо разработаны исследователями диалектов. Диалектологию преподают в каждом педагогическом институте – есть у кого получить консультацию. Обязательно указывать: кем записано, где, когда и от кого (национальность, возраст, пол, занятие, образование, местные ли жители или приезжие и откуда). Желательна фонетическая транскрипция, а также указать место ударения.

Некоторые материалы, очевидно, найдут место в «Ученых записках» и других местных изданиях. Но очень важно объединить собранное, так как только при сопоставлении данные становятся красноречивыми, да и восполняются лакуны, неизбежные при отдельных обследованиях. Поэтому желательно присылать результаты сбора в группу ономастики Института этнографии Академии наук СССР
*Автор рад возможности поблагодарить Ю. А. Анцисса, И. Г. Добродомова, Г. А. Меновщикова, А. З. Розенфельд, Т. И. Тепляшину, Н. М. Терещенко за их сведения, использованные в этой статье.
.


Данная статья опубликована в сборнике: Ономастика Поволжья 3. – Уфа, 1973. – С. 373–381.

Дата размещения на сайте: 04.02.2015